Карта сайта
m
Узбекистанское общество неразрушающего контроля

О НАС

Узбекистанское общество неразрушающего контроля (УзОНК) - это республиканская негосударственная некоммерческая организация; Создана на добровольной основе физическими лицами и объединяет организации и отдельных специалистов, заинтересованных в неразрушающем контроле (НК). 

Подробнее
Прочитать про НК

Прочитать про НК

После проведения в Москве 10-й Европейской конференции по неразрушающему контролю (НК) и выставки средств НК Российское общество по неразрушающему контролю и технической диагностике (РОНКТД) совместно с национальными обществами НК Украины...

Подробнее

Стать специалистом НК

В соответствии со стандартом O'z DSt ISO 9712 неразрушающий контроль в республике Узбекистан может выполняться только сертифицированным на определенный уровень персоналом, работающим в аккредитованных лабораториях. 

Подробнее
Стать специалистом НК
Лаборатория НК

Лаборатория НК

Cведения об организациях неразрушающего контроля, действующих в Республике Узбекистан и являющихся коллективными членами нашего общества.

Подробнее

Функции УзОНК

  • объединять специалистов и организации НК Узбекистана и способствовать внедрению НК в промышленность - для повышения качества продукции и безопасности промышленных объектов;
  • участвовать в подготовке и сертификации специалистов НК и следить за соответствием этих процессов мировым стандартам;
  • пропагандировать мировые достижения науки и техники в области НК среди технической общественности - используя СМИ и организуя национальные выставки, научные конференции, семинары и совещания;
  • организовывать общение ученых и специалистов, в том числе иностранных, между собой и общественностью - для обмена опытом, научными идеями и техническими решениями;
  • укреплять и развивать взаимовыгодное сотрудничество, в том числе с обществами и организациями НК других стран - в области исследования, создания и внедрения средств и методов НК.

ДЕЛО ЖИЗНИ

ЖИВЕТ ТАКОЙ ПАРЕНЬ...

(Отрывок из книги "Встречи")

Жизнь подарила мне счастливый случай, - знакомство с удивительным человеком, Курковым Евгением Дмитриевичем, для нас по-простецки Женя.

Родился он 26 марта 1952 года. Служба в армии его прошла в Германской Демократической Республике и, наверное, в его характер прочно вошли черты педантичного и чистоплотного немца, любящего порядок абсолютно во всем.

В Спецтрест № 93, где работал Женя, я пришел в конце марта 1995 года. Среди работников Сварочной лаборатории, где работал инженером-радиографом Женя, он был единственным, с кем я поддерживал дружеские отношения.

Женя рассказывал, что учился в Монтажном техникуме и, если мне не изменяет память, в г. Новокузнецк. До этого он работал машинистом башенного крана VI-разряда. В связи с этим, и из-за своей природной любознательности, наверное, он прекрасно знал устройство кранов, что в дальнейшем помогало ему заниматься диагностированием всевозможных типов кранов.

Наш руководитель, Мухитдинов Яшнар Садыкович высоко ценил профессионалов, и всегда о них заботился. Поэтому и специалисты тоже относились к работе с нужным рвением, во всяком случае, Женя никогда не «филонил» на работе. За это его все уважали.

Более тридцати лет Евгений проработал в Спецтресте № 93, выполняя самые сложные и ответственные работы по проведению рентгено – гамма дефектоскопии, магнитографическому контролю, (данный метод уже «минул в прошлое»), капиллярной дефектоскопии, визуально-измерительному и ультразвуковому контролю. Можно с большой долей уверенности сказать, что не было лучшего профессионала в области неразрушающего контроля, каким являлся Евгений.

На его счету были такие объекты как «Капролактам», строительство цеха Аммиак -76 на Чирчикском «Химпроме», Шуртанский газохимический комплекс, Бухарский нефтеперерабатывающий завод. И это только крупные промышленные объекты на которых работал Евгений, а также проводил обучение и стажировку молодого поколения, пришедшего в «профессию».

Стоит сказать, что и самая первая в Узбекистане АНГКС, по заправке автомобилей газом «метаном», установленная на массиве «Чиланзар», тоже на счету Евгения.

Не хотел я писать о грустной истории увольнения Жени из треста, но затем подумал, что без этого у читателя может возникнуть вопрос: Как же, был такой работник – и ушел из треста!?

В те нелегкие времена, в 2003 году, когда заработная плата не выдавалась в течении пяти-шести месяцев и из-за отказа выехать в командировку за свой счет, тем более на выходные дни, новое руководство Спецтреста 93, просто-напросто взяло и уволило Женю.

Чтобы как-то попытаться повлиять на ситуацию, моё обращение и обращение начальника отдела кадров Минаева Валерия Николаевича к руководству треста, не возымели должного действия. Ответ был один «адвокаты мне не нужны, незаменимых людей нет»

Как-то руководство треста №12 поручило моему сыну вывезти из лаборатории предприятия «Объединение Промстройиндустрии», где-то в районе Текстильного комбината, все оборудование: 2 разрывные машины, 100-тонную и 50-тонную, несколько прессов для испытания кубиков бетона, маятниковый копер и прочее.

Вывезти – это, было легко сказать. Как в это полуподвальное помещение все было завезено и смонтировано, никто не мог сказать. Мы все втроем приехали туда и стали думать, как будем все оборудование вытаскивать из помещения. Причем, вытаскивать нужно было так, чтобы на новом месте все это собрать и чтобы потом все это оборудование работало.

Решили доставать из окон. Изготовили из мощных профилей пологие направляющие, сняли легко снимаемые узлы и при помощи автокрана «Ивановец», подогнанного на тротуар напротив окон лаборатории, стали вытягивать оборудование и укладывать его на кузова грузовых машин. Расстояние от окон до тротуара было более 10 метров, посередине, в зеленой зоне, росли крупные деревья. Работу выполняли Женя и мой старший сын – начальник лаборатории треста №12, Улугбек. Я принял участие только вначале, при «мозговой атаке» и нарисовал приспособление для направления тяжелого оборудования в окна помещения. Самая тяжелая часть весила около 7,5 тонн, и ее они вытаскивали первой. В итоге все было вывезено без каких-либо эксцессов и собрано на территории Хозрасчетного Управления малой механизации треста №12, по ул. Ахмад Дониш. Фундаменты на новом месте тоже отливались под руководством Жени и моего сына. Всю электромонтажную часть машин Женя разбирал сам и маркировал концы проводов. Затем при монтаже он же их соединял, по своей маркировке. Все машины благополучно заработали и после наладки прошли государственную поверку через предприятие агентства «Узстандарт». Вокруг станков возвели стены и устроили крышу. Так Трест №12 «заимел» собственную лабораторию металлов и бетона.

Кроме этой работы, Женя и мой сын проводили дефектоскопию металлоконструкций известной всем Колоннады, на площади Мустакиллик. Им приходилось лазить там на большой высоте, и сейчас мой сын совершенно не боится высоты.

На работе в тресте, в свободное время, Женя все время что-то ремонтировал: или зонтики, или сумочки и, конечно же, часы: будильники, ходики, маятниковые, ручные. Ребята прозвали его за это «Кулибин». Он мог отремонтировать и радиоприемник, и телевизор, и рентгеновский аппарат, и разрывную машину, и маятниковый копер и вообще бесчисленное множество всего, с чем сталкивала его жизнь. Я всегда считал его потомственным МАСТЕРОВЫМ, как называли на моей Родине русских в 19-м веке. За свои ремонты Женя ни с кого денег никогда не брал.

9 января 1998 года мой автомобиль «ИЖ-комби» попал в страшную аварию, я чудом остался живым. Еле стоя на ногах, я увидел знакомого человека и попросил его дать сотовый телефон. Первым, кому я позвонил, был Женя Курков. Я назвал место и через полчаса, а может быть и раньше, Женя и наш начальник лаборатории Ярошенко Александр на его автомобиле «ДАМАС» приехали ко мне. Мы на трайлере отвезли мою искореженную машину домой, и я слег. Тело было побито так, что я два-три дня не мог даже встать, чтобы сходить самостоятельно по нужде.

14 февраля 1999 года в реанимации кардиологического отделения ТашГос МИ скончалась моя мама. В тот момент денег дома не было, а в кармане было всего 2000 сум. Я на своей машине увез маму домой. В полночь, созвонившись, я поехал на массив «40 Лет Победы», домой к Ярошенко А.Н. и занял у него 40 тысяч сум, на похороны. Потратить ни одного сума из этих денег мне не пришлось, так как наутро приехал Женя и привез от руководства треста 20 тысяч сум денежной помощи мне. Я выкарабкался и вернул Ярошенко А.Н. его деньги, не истратив ни сума. Но помощь, оказанную мне А.Н. Ярошенко в трудную минуту, я не забуду никогда. Об этом я пишу по той причине, что у узбеков считается позорным брать в долг деньги на похороны. К счастью, мне даже не пришлось эти деньги тратить.

Написать о моем товарище Евгении, меня побудила только одна причина: Женя собирается переехать в Россию на постоянное место жительства, к своему сыну, который уже длительное время там живет. Как дальше сложится жизнь, удастся ли нам когда-нибудь ещё раз увидеться, неизвестно.

Но самые теплые воспоминания навсегда останутся в моей памяти, памяти моих близких и его друзей, которых множество.

Бахтияр Мажидов.

 

Совет УзОНК

Председатель
Заместитель председателя
Секретарь совета
Члены совета

Исаев Юрий Анатольевич, Представитель ООО "Metallabs" 

Помощь обществу УзОНК

УзОНК состоит из инициативных специалистов НК, преданных своему делу и болеющих за него. Наша деятельность в рамках общества никем не оплачивается и не имеет постоянных внешних источников финансирования. Взносы коллективных и индивидуальных членов УзОНК целиком и полностью добровольны.

Подробнее

События